Открыть меню

БРЕВЕНЧАТЫЙ ДОМ (СРУБ)



Дерево. Исстари любимый материал для строительства и поделок. В Белгородской области до XVII века стены и крыши домов строили из дерева. Только когда количество лесов стало меньше — начали крыть крыши из соломы, а дома строить из более тонких бревен и обмазывать глиной.

Бревенчатый дом не только красивый, но уютный и лечебный. Как строить из бревен, секреты кладки стен и заготовки древесины.

СЕВЕРНЫЙ ДОМ

Жилищный вопрос на протяжении столетий не был так трудно решаем. Сейчас же для большинства вопрос о квартире — самый насущный. И средств к этому времени у среднего человека только-только хватает. Тогда как по трудозатратам один здоровый человек, самостоятельно беря у природы ресурсы, не применяя механизированного труда, может построить просторную трехкомнатную квартиру со всеми удобствами за шесть месяцев. Думая таким образом, точно зная эти возможности, постоянно наблюдая эту потенцию на деле, не понимаешь, почему это для нас является проблемой.

УКЛАДКА ВЕНЦОВ

В экологическом отношении бревенчатый дом — идеальное сооружение. Микроклимат, создаваемый древесиной, благодаря ее гигроскопичности и теплоизоляционным качествам, является оптимальным для человека. Нет стальной арматуры, которая изолирует человека от магнитных полей Земли, нарушая тем самым гармоничную связь с природой.

Динамичная модульность. Бревно служило универсальной частицей конструкции дома и позволяло легко достраивать или обновлять постройку, заменяя лишь отдельные части. Деревенский дом максимально удовлетворял потребность каждой конкретной семьи и каждого человека в ней. И ребенку, и старику, и взрослому — всем находилось место и дело в доме.

Нравственно-этическая сторона. Строительство дома и уход за ним развивали в детях чувство хозяина на земле и приучали к физическому труду. Дом строили из материалов самого высокого качества — будь то лес, кирпич или металл. А чем севернее деревня, тем больше помещений под одной крышей, чтоб долгой и холодной зимой управляться с хозяйством, не выходя на улицу. Такими были дома типа «кошель», «глаголь», «о двух жирах». Рубили дома сами хозяева с родственниками или «с помочами», приглашая в помощники соседей. У крестьянской семьи полная экономическая независимость, свобода выбора. Словом, что посеешь, то и пожнешь.

А главное, общая совместная работа рождает любовь и заботу о близких, о животных, о доме и хозяйстве, о деревне, о всей нашей многострадальной матушке Земле.

Но вернемся к строительству дома. Основанием его служит совсем незаметный фундамент из плоских гранитных камней. Дома обычно располагают на плотном грунте, на склонах угоров — естественных террасах пойм рек или в укромных, укрытых от ветров морских бухтах, заливах. Площадка расчищается от кустарника. Планируются места под небольшие камни. Их укладывают горизонтально, так, чтобы бревна окладного венца не скатывались. Планировка поверхности земли вокруг дома не делается, ибо не известно, как поведут себя в таком случае талые воды. Если дом большой, а склон крутой, то по мере повышения профиля верхние бревна берутся длиннее, и стены подклетов служат как бы деревянным фундаментом.

Первый венец из бревен по каменному фундаменту называется окладным. Его укладка — праздник с трапезой для всех домочадцев. С окладным поздравляют соседи, особенно если это новое строительство. Под бревна в местах опирания на камни подкладывают бересту — она не пропускает влагу. Ровность укладки углов проверяют диагоналями. Важно, чтобы первый венец был заложен правильно. Для этого концы пенькового шнура прикладывают к центрам пересечения бревен противолежащих углов. Измеренную диагональ сравнивают с диагональю от других двух углов. Если есть какое-то несовпадение, вагой (толстой палкой), как рычагом, пододвигают угол в необходимом направлении. Проверяют, поправляя углы по мере необходимости, до полного равенства диагоналей.

Бревна окладного венца обжигают на медленном огне. Делают это так. Окоренные (хорошо, если это витые бревна, они дольше стоят) они поочередно укладываются на высокие камни. Камни расположены на расстоянии чуть меньше, чем длина бревен. Они служат опорами. Под бревном устраивают кострище. На разведенном для обжига огне сжигается весь мусор после окорки леса. Когда бревно покроется чернотой, поверхность его уплотнится, поглянцевеет, два человека тут же поворачивают бревно воткнутыми в торцы топорами. Подставляют свежую его поверхность под огонь. Такая обработка предохранит нижние бревна от преждевременного разрушения влагой.

Годовые кольца деревьев с северной стороны плотнее, ближе друг к другу, поэтому в срубе бревна кладут этой стороной на улицу. Тогда стена меньше подвергается эрозии при воздействии ветра, воды, мороза, палящего солнца. Обычная рубка стен называется, точнее, рубкой углов «в чашу». Последовательность операций при рубке в чашу следующая: положили на камни основания два первых параллельных бревна — бревна противоположных стен. При этом имеем в виду, что до самого верха стен в углы сруба кладутся поочередно вершина к вершине и комель к комлю (комель — самая толстая часть дерева у его основания, противоположная вершине). Таким действием соблюдается условная горизонтальность венцов сруба и вертикальность углов.

На концах бревен, на расстоянии чуть больше длины диаметра от торцов, вырубаем чаши. Самый широкий размер чаши вверху. Ширина заруба сверху равна диаметру конца бревна, укладываемого сверху. Профиль выруба напоминает чашу. Чаша своими размерами и очертаниями в точности повторяет форму половины сечения укладываемого бревна. Чаши готовы. В одной или нескольких чашах (это зависит от желания хозяев) оставляют деньги — чтобы жить богаче. Замыкаем периметр дома, укладывая следующие два бревна противоположных стен. Окладкой венец готов: «Лиха беда — начало!»

Далее готовятся чаши на бревнах, уложенных последними. Они лежат наполовину выше двух первых. Чаша зарубается так, чтобы низ ее (дно) совпадал с верхней кромкой нижнего бревна. Для удобства некоторые плотники вначале делают запил по оси стены, то есть по центру чаши, на обозначенную глубину, а затем вырубают ее. На венцы выше окладного идут окоренные и выдержанные прямослойные бревна. Укладываем два бревна второго венца в подготовленные чаши. Крепим бревно скобами с обоих концов к нижним бревнам, расположенным перпендикулярно, для удобства разметки. С торца бревен определяем ширину желоба, которым верхнее бревно будет ложиться на нижнее в срубе. На инструменте, называемом «черта» устанавливаем выбранную ширину. Проводим условной серединой черты по линии соприкосновения — остаются две параллельные царапины на нижнем и верхнем бревнах. Так же проводим царапины с внутренней стороны сруба. Верхняя царапина повторяет профиль нижнего бревна. Эти линии при окончательной укладке совместятся. Снимаем скобы крепления. Переворачиваем бревно отмеченными участками (царапинами вверх). Достаем бревна из чаш. Опять крепим надежно скобами, но так, чтоб их можно было снять. Сверху видим две царапины во всю длину бревен. Участок между царапинами нам и нужно выбрать (вытесать) точно, ни больше ни меньше — чтоб получился желоб. Кривизна желоба должна повторять дугу поверхности нижнего бревна.

Плотник делает диагональные насечки по всей длине или на отдельном участке. Конец лезвия топора (носок) при ударе по центру отмеченного участка погружается в бревно на глубину предполагаемого желоба. А лезвие серединой своей чуть не касается черты со стороны плотника. Такие же диагональные зарубки делаются с другой стороны бревна. После этого выбирается зарубленный участок. При ударах лезвие направляется уже почти вдоль черты. Почти вдоль волокон. Причем работает только носок лезвия топора, так точнее наносится удар. Делается всего два движения: врубил выковырнул, врубил — выковырнул.

Когда древесина выбрана, поверхность желоба подчищают. Ширина желоба обычно 10—15 сантиметров. Подготавливается окончательно сама чаша. Делаются углубления по обе стороны от верхней кромки дуги нижнего бревна до уровня, обозначенного чертой снаружи и внутри. Укладываем бревна на свои места. Смотрим, точно ли подогнано каждое бревно. В Архангельске некоторые мастера умудряются подгонять бревна абсолютно точно. («Комар носа не подточит»). Называют такой способ «садить на головешку». Поверхность бревна, на которое будут укладывать следующее, мажется всплошную головешкой (обугленным куском дерева). Затем прикладывают верхнее бревно с желобом и тут же снимают. Переворачивают желобом вверх и смотрят, есть ли вымазанные места — недорубы. Их стесывают. Так поступают для более точной подгонки бревен.

Установив на место подогнанное бревно, делают вертикальные метины ударом топора, одновременно оставляя следы в нижнем и верхнем бревнах. В этих местах будут располагаться гнезда под коксы. По длине стены — две-три метины. Бревна достают из чаш и переворачивают на сто восемьдесят градусов. Закрепляют их скобами. В местах напротив метин в нижнем и верхнем бревнах долбятся гнезда при помощи стамесок и киянок. В готовые гнезда нижнего бревна забиваем коксы. Коксы выполняют функцию больших деревянных гвоздей, они имеют форму прямоугольных продолговатых брусков, прочно сплачивают бревна между собой. И придают жесткость вертикальной плоскости стен. Затем укладываем мох. Если день ветреный, мох притюкивают топором вдоль волокон, чтобы его не сдувало. При ударе лезвие погружается в бревно, одновременно цепляя за собой частицы укладываемого мха. За них держится вся масса. Мох предпочтительнее пакли, используемой чаще в последнее время, он долговечней и пахнет, как хороший ладан, долгие годы облагораживая воздух помещений. Смоляной и едкий, дух пакли не всем бывает приятен.

Мох заготавливается заранее. Обычно после таяния снегов. Выбирают полусухое место на ветру для просушки. Раскладывают на досках под навесом. Следят, чтоб не пересыхал, пересохший крошится.

Далее укладывают верхнее бревно, гнездами на соответствующие торчащие коксы. Когда все стало на свои места, по бревну стучат большим деревянным молотком. Молоток называют барсиком. Длина его ручки чуть больше метра, на конце насажена полуметровая чурка. Стучат так, чтобы бревно осаживалось равномерно. Важно не сломать коксы. Ударяют над коксами то по одному концу, то по другому. Швы конопатят окончательно, когда печь сложена, лишь бы к зиме успеть. Конопатку в форме маленькой лопатки вытесывают из того же дерева, которое укладывают в стены. Особые какие-то требования к ней, кроме этого, не предъявляются. Если конопатка из более прочного материала, чем в стенах, то она, соскакивая, будет вредить поверхности бревен, оставлять вмятины и задиры.

До перекрытия в стенах с двух сторон устанавливаются вентиляционные отверстия ветрянки. Это продольные оконца, образованные вырубами в двух соседних по высоте бревнах. На зиму их закрывают. Открывают по весне как можно раньше, когда становится тепло, чтоб проветривать нижнюю часть сруба под полом. От этого древесина значительно дольше сохраняется в хорошем состоянии.

В Карелии существует иной способ возведения стен деревянных домов. Это строительство из кантованного леса. Кантованные бревна — значит оскобленные под один диаметр. Поэтому все соединения угловые, желоба и прочие — выполняются по шаблону. Все одного размера. В условиях конвейера это выгодно в экономическом отношении для строящей организации. На какой-то оборудованной площадке или в цехе можно заготавливать бесконечное множество бревен, меняя только их длину в зависимости от планировочных решений строящихся домов. На месте же стройки из одинаковых, как кирпичики, бревен без особых сложностей выкладывают стены. Это более легкий способ в отличие от того, когда приходится причерчивать каждое бревно. Но для мастера последнее не составляет никакого труда. Причерчивая каждое бревно, мастер оставляет печать сердечного тщания на всех конструкциях. Кроме того, некантованный лес можно назвать неослабленным лесом, он стоит значительно дольше, и в эстетическом отношении и по теплопроводности кантованный лес оскобленный, уменьшенный в диаметре, — уступает цельному бревну. Поэтому издревле предпочитали строить неспешно, надежно, красиво и тепло. Вспоминая при случае, что «плотник топором думает», приговаривали: «Не будь тороплив, будь памятлив».

ВОЗВЕДЕНИЕ СТЕН

«Хороша вера у дела» (Поговорка)

Коли начали возводить стены, то беспокойство уже не будет оставлять домашних до тех пор, пока матица не свяжет стены, когда придет время поспешать с крышей. Тогда-то и поговаривали: «не паси дела, паси хлеба», «на работе смелее — будешь жить веселее», «ешь досыта, а делай до поту».
Кроме описанного нами способа рубки стен «в чашу» есть еще множество видов рубок. И все они применялись соответственно типу постройки или уровню мастерства плотников. Это никогда не было секретом, знание передавалось всем желающим. А стремление знать поощрялось всемерно: «есть терпенье — будет и уменье», «лишнее ремесло за плечами не виснет», «за кончик зацепился, до дела дошел». Если человеку вовремя попадали эти слова в душу, то для него на всю жизнь единственным оправданием и целью его существования становилось творчество и мастерство во всем. Один из самых простых способов соединения бревен — это рубка «в охряпку». Когда рубят в охряпку, как и при рубке «в чашу», оставляют остатки с внешней стороны стены. Отступая от торца, как описано ранее, делают два прямоугольных углубления-вырубки сверху и снизу. Этими вырубками бревно прочно держится за соседние — верхнее и нижнее. От этого углы, срубленные в охряпку, прочнее. Однако из-за недостаточной герметичности такого соединения и относительной простоты исполнения его использовали обычно при возведении сараев и простейших построек. Иногда в охряпку соединяют окладные венцы домов, т. к. к ним не предъявляются осо-бые требования по герметичности.

Другой способ — рубка «в лапу» появился в XVI веке. Ее начали применять, видимо, из-за возросших эстетических вкусов власть имущих людей. В это, примерно, время государь Алексей Михайлович строил с помощью вологодских плотников теремной дворец в Коломенском под Москвой. Простоял он почти два столетия. Разобран был из-за ветхости, т. к. было решено, что мастеров такого уровня не найти. Рубка «в лапу» предусматривает чистый угол без остатка. Такой угол значительно холоднее, как ранее было замечено, но государь мог себе позволить печей побольше поставить, да и дров в хоромах не жалели. В городах к концу XIX — началу XX века соединение «в лапу» получило распространение (в деревнях оно до сих пор большая редкость). Торцы сруба зашиваются накладными досками, чтоб закрыть доступ ветра и влаги в капилляры бревен. Для строительства дома этим способом чаще используются двухкантные брусья.

Рубка «в лапу» требует самой высокой квалификации от мастера. Все плоскости соединения ровные. Однако нижняя и верхняя плоскости чередуют угол наклона. Благодаря этому каждое бревно сцеплено с соседними — верхним и нижним — так, что не позволяют ему вывернуться наружу. Иногда для увеличения прочности соединения оставляется на верхней плоскости нижнего бревна небольшой шип, а на нижней плоскости верхнего выдалбливается такого же размера гнездо. Причем шип всегда располагают у внутреннего угла сруба. Такое соединение называют «лапа с присеком».

Рубка «в охлоп» по технологии почти полностью напоминает угол «в чашу» («в обло»). Единственное различие — чаша вырубается в верхнем бревне. Вначале такой глубины, чтобы бревна только соприкоснулись друг с другом — верхнее подгоняемое и нижнее уже установленное. Затем отмечается чертой граница желоба. На сколько бревно сядет после его вырубки, на столько и придется дорубить чашу. Эта рубка называется так потому, что верхнее бревно с чашей прихлопывает нижнее. Когда все хорошо подогнано, то бревно при установке на место издает звук: «хлоп»! Однако такая работа требует навыка. Скорее всего это самое практичное соединение, поскольку из-за положения чаши влага туда не проникает и бревно дольше сохраняется. Соединение «в охлоп» используют при рубке домов, амбаров и бань.

Соединение «в крюк» считается лучшим в отношении прочности и тепла. Оно выполняется с остатком. Формы его заимствованы от рубки «в охлоп» и от рубки «в чашу». Половина чаши выбирается в нижнем бревне и половина — в верхнем. В нем же делается и желоб. Это соединение в наши дни встречается редко.

«В забир» или «в столб» возводятся хозяйственные постройки. В землю вкапываются четыре столба по углам. Если сооружение большой длины, то количество столбов увеличивают. Промежутки между ними заполняют бревнами, образующими стены. Их располагают горизонтально. Все бревна одной длины. С обоих концов вырезаются шипы. Они входят в продольные пазы, выбранные на столбах. Желоб в каждом верхнем бревне выбирается так же, как и во всех видах рубок, описанных выше. На севере деревянные столбы часто заменяли каменными большого сечения и вставляли в пазы бревна целиком, не изготавливая шипы. Так строили скотные дворы и складские помещения.

Существует еще несколько видов рубок: в угол, в погон, в иглу, в перевязку и в полдерева. Поскольку эти виды не относятся к строительству нашего дома, мы не будем их описывать.

Во время возведения сруба уровень пола определяется по месту. В избе-зимовке балки перекрытия чаще врубаются между четвертым и пятым венцами, чтоб, согнувшись, можно было пройти под полом. В «переду» — летней избе уровень перекрытия чаще зависит от уклона площадки, где строится дом, или от желания хозяина сделать подклеты выше или ниже — в этих подклетах могли хранить сено, тут могла быть также вырыта яма для хранения овощей и пр. У балки перекрытия до ее установки на место делают «лыску» — ровный затес с одной стороны по всей длине. На этот затес будут ложиться плахи черного пола или чистого. Балки устанавливаются во время возведения сруба. В бревнах стен, на которые они укладываются, на расстоянии полтора — два метра друг от друга вырубаются гнезда в полбревна. Поэтому их торцы с улицы не видны. Балки укладывают вдоль короткой стены сруба. Чем меньше пролет балок, тем больше их прочность. Плахи пола ложатся вдоль длинной стены. Их положение диктует само пространство. Надо, чтобы свет из окон от стены, где их больше, падал на доски вдоль их направления. При этом почти не бывает видно теней от швов между половицами.

В бревнах верхнего венца над балками устраиваются такие же пазы как в нижнем венце, только снизу. Чтоб при укладке на место они закрывали выступающую часть уложенных балок. Получается так, что балки нельзя вынуть, не разобрав сруба. Однако заменять их не было надобности, т. к. они стояли столько же, сколько и весь сруб.

Во время возведения сруба только в одном венце выпиливаются участки, где будут расположены предполагаемые оконные проемы. Следующие бревна перекрывают их — так удобней и производительней набирать стены. Окна необходимых размеров выпиливаются окончательно, когда начинаются отделочные и внутренние работы. Для подачи материалов внутрь сруба одно-два окна делаются сразу. Дверной же проем чаще выпиливается по мере возведения стен. Иногда устанавливают дверную коробку, и бревна прирубаются к ней. Участки между оконными проемами называются простенками. Бревна в этих местах крепят между собой на два шипа, чтобы избежать выпучивания стен. При установке косяков (косяки — оконные и дверные коробки) простенки дополнительно жестко фиксируются в вертикальной плоскости, соединяясь с последними в шип.

Когда строят пятистенок (сруб с капитальной стеной по середине клети, делящей общую площадь на два отдельных помещения), то бревна внутренней стены соединяют с фасадами в сковородень заподлицо или с остатком. На их концах выпиливается и вырубается снизу и сверху по четверти диаметра и делается «ласточкин хвост» с уширением к торцу. Благодаря этому внутренняя стена жестко закреплена и не продувается в соединении. На севере предпочтительнее же все соединения с остатком, в том числе и пятой стены. Если рубится угол или врубается стена без остатка, без выступающих концов, то они значительно холоднее: мороз и влага с торца через капилляры волокон легко проникают в помещение. Теплопроводность вдоль волокон выше, чем поперек, поэтому делают выпуски длиной не меньше диаметра используемых бревен. Торцы бревен сруба затесываются топором — тем самым сплющиваются концы капилляров и закрывается доступ влаги.

Если рубят два сруба в притык или шестистенок, то на уровне верхнего перекрытия устанавливается сжим, соединяющий срубы. Он выполняется из «кокоры». Корень подбирается и обрабатывается так, чтобы от ствола в одной плоскости отходили два как бы рога-ухвата. Они расположатся вверх и вниз вдоль выпусков одного сруба, цепляясь за них. Сам ствол пропускается горизонтально между пазов, устроенных в выпусках к соседнему срубу. На другом конце от рогов-ухватов в стволе делается вертикальное прямоугольное отверстие, куда будет вставляться крепежный клин. Под ударами он погружается вниз, скользя непосредственно вдоль выпусков сруба, опираясь о них. За счет клина и рогов-ухватов удерживаются два сруба рядом. Это причудливое крепление так и остается жить на фасаде дома. Иногда для красоты сжим делают в форме ключа. Такой символический ключ гигантских размеров невольно удивляет и старого и малого, тем более, гостя из города. Наблюдая за работой мастера и знакомясь со старыми северными постройками, замечаешь, что при каждом удобном случае плотники стараются придать любой функциональной детали живой образ.

По мере возведения сруба возникает необходимость в устройстве лесов. Вот тут-то и проявляется, впрочем, как во время всего строительства, особая необходимость во взаимодействии и понимании. Говорили: «берись дружно — не будет грузно». Установка же лесов процесс не простой. Часто приходится делать несколько операций одновременно: держать или поддерживать, прижимать или оттягивать, тут же приколачивать или тесать… «В хорошей же артели всяк при деле». И если мастер грозен, то на него не обижаются: «что грозно, то и честно».

Леса устанавливают по всему периметру внутри и иногда снаружи сруба. Ширина настилов определяется по месту каждым плотником. Стойки из тонкомерного леса называли пробсинами: 10—12 сантиметров в вершине, высотой не ниже карниза крыши. Стойки на фасаде — под конек: для рубки самцов — бревен фронтона. Крепятся стойки горбылями, прибиваемыми крест на крест, а также поперечинами из тонкомера. Поперечины одним концом прибиваются к стене сруба на бобышку, а другим к стойкам. Считается надежной прибивка доски или бруса, когда две трети длины гвоздя вошло в тот материал, к которому крепят.

Чтобы поперечина была надежно закреплена, в месте ее примыкания к стойке делают затес. Снизу прибивают бобышку. На поперечины укладываются доски настила, не прибивая их. По мере возведения сруба ставят дополнительные поперечины по высоте. Поручни-ограждения устраивают на каждом ярусе лесов. Верхний поручень прибивается к стойкам на высоте не ниже метра от настила. На поручни идут жерди диаметром 6—8 сантиметров, окоренные, с чисто обрубленными сучками, без задиров. Для подъема на каждый ярус лесов изготавливают временные короткие лесенки-трапики из подручного материала. Ступени из обрезков досок или жердей прибивают внахлест к стойкам, иногда не зарубая нижнюю опорную кромку. Поверхность этих элементов часто не окорена.

При работе на высоте используют сделанную на годы длинную, легкую, старательно изготовленную лестницу — «путик». Длина ее может быть до пяти метров. Переносит и устанавливает ее на место без особого труда один человек. У некоторых хозяев бывают очень длинные лестницы, которые в отличие от путиков можно переносить и устанавливать на место только вдвоем. Путик изготавливают из длинных молодых ровных елей, отесанных с четырех сторон для облегчения стойки. Ступеням также придают прямоугольное сечение, т. к. ступень с ребром удобней при работе — с нее не соскальзывает нога. Для того чтобы ступени не выскакивали из пазов в стойках, некоторые крепят коксами.

Обычно путик лежит в палисаднике у главного фасада дома. Это последнее место, где он использовался во время строительства дома. С этой лестницы прибиваются причелины, с которых могут дотянуться до главного украшения фасада — солнца, поправить наличники на окнах. Два раза в год его приходится использовать по другой причине: чтобы подняться к печной трубе избы — зимовки и закрыть ее на лето, предохраняя тем самым от дождевой воды. А на летней избе в свою очередь трубу открывают после зимы. Летом готовят еду в летней избе.

При разборке лесов и любого временного крепления особое внимание обращают на то, чтобы торчащие гвозди были загнуты или вынуты. Любые действия, связанные с угрозой здоровью, предупреждаются особо. Наверное, в связи с этим грабли, лежащие на земле остриями кверху, считаются в деревне к плохой погоде.
На высоту бревна поднимают при помощи потоков, ваг и веревок. Как удобней и в каком месте — определяется особо.

Самое верхнее бревно длинной стороны сруба служит опорой для быков (стропил) — оно значительно выступает за фасад. Также и нижние несколько бревен под ним. Они усиливают опору. Этот выпуск художественно оформляют, называют его консолью. На консоль опирается карниз крыши со стороны фасада с улицы. Чем выше, дом, тем длиннее делают консоль и соответственно больше вылет карниза. Так он лучше защищает стену от намокания.

Фронтоны до самого конька набираются из таких же бревен, что и сруб. Их называют самцами (в Вологодской обл. «посом»). К описанию самцов вернемся в разговоре о крыше.

Дольше в стенах сохраняются витые бревна, но их сложнее обрабатывать. Так, при отсеке стен внутри избы на них могут появляться неожиданные сколы. Поэтому витые бревна, поскольку они долговечней, используют на первые венцы, а на среднюю часть дома по высоте выбирают прямослойные стволы. По этому поводу говорят: «дело середкой крепко», указывая на желательность хороших бревен. В Белозерске Вологодской области средняя часть стен старых домов набрана из бревен большего диаметра, чем в цокольной части и в завершении. От этого в домах было очень тепло.

Если сруб заготавливается предварительно, а не рубится на постоянном месте, после его полного изготовления проводится точная маркировка всех бревен и балок. После этого можно безбоязненно перевозить сруб, не сомневаясь, что все детали встанут на свои месте и не надо будет подгонять что-то заново. На внешней стороне стены, начиная с первого венца по порядку до последнего бревна вверху, у углов делают неглубокие зарубы — какое бревно по счету, начиная снизу, — столько и метин, для простоты используют римские цифры. Так же на всех остальных стенах с внешней стороны. В стороне от этих метин оставляют номер самой стены от одного до четырех, если клеть, до пяти — если пятистенок. Другие элементы дома маркируют такими же зарубами, но порядок для них свой.

Когда в стенах уложены все бревна по высоте, за исключением двух, на которые будут опираться стропильные ноги-«быки» или переводины-нижние стяжки стропильных ног, посредине длины сруба врубается балка — «матица». Матица, видимо, потому, что она как мама держит основную тяжесть на себе. Оба конца матицы изготовлены в форме ласточкина хвоста с расширением к торцу. Их укладывают в пазы такой же формы предпоследних бревен стены. Сверху концы матицы прижимают последние бревна — мауэрлаты. Матица играет также роль стяжки, удерживающей стены от раздвигания из-за нагрузки, передаваемой кровлей через быки. Верхняя часть матицы, смотрящая на небо, ровно затесана, чтобы поверхность потолка, образуемая плахами перекрытия, была ровной. Матица служит промежуточной опорой и исключает прогиб потолка.
Сидя наверху, с удовольствием наблюдаешь за происходящим окрест. Легко вздохнется, помечтается о добром, невольно подумается: «горька работа, да хлеб сладок», «работа и мучит, и кормит, и учит». А у молодого и вовсе душа ликует от ощущения сделанного, от свершившейся возможности самостоятельного творчества.

Когда в стенах уложены все бревна по высоте, за исключением двух, на которые будут опираться стропильные ноги-«быки» или переводины-нижние стяжки стропильных ног, посредине длины сруба врубается балка — «матица». Матица, видимо, потому, что она как мама держит основную тяжесть на себе. Оба конца матицы изготовлены в форме ласточкина хвоста с расширением к торцу. Их укладывают в пазы такой же формы предпоследних бревен стены. Сверху концы матицы прижимают последние бревна — мауэрлаты. Матица играет также роль стяжки, удерживающей стены от раздвигания из-за нагрузки, передаваемой кровлей через быки. Верхняя часть матицы, смотрящая на небо, ровно затесана, чтобы поверхность потолка, образуемая плахами перекрытия, была ровной. Матица служит промежуточной опорой и исключает прогиб потолка.
Сидя наверху, с удовольствием наблюдаешь за происходящим окрест. Легко вздохнется, помечтается о добром, невольно подумается: «горька работа, да хлеб сладок», «работа и мучит, и кормит, и учит». А у молодого и вовсе душа ликует от ощущения сделанного, от свершившейся возможности самостоятельного творчества.

КРЫША

Возведение крыши, которая закроет сруб от дождя, считается кульминацией строительства дома. И хотя треть всех дел еще впереди и работ хватит до конца лета, теперь можно надеяться на скорое их окончание.

После того, как уложены последние бревна стен, делают верхнее перекрытие. Опорами для плах перекрытия служат торцовые стены сруба и матица. Готовое перекрытие становится площадкой для работ по устройству крыши.

Приступая к возведению крыши, определяют положение конька (конек — гребень крыши). Для этого берут две доски одинаковой длины и соединяют их концы, вбивая гвоздь. Получилось шарнирное соединение. Чтобы гвоздь не вылетел, его загибают.

Приступая к возведению крыши, определяют положение конька (конек — гребень крыши). Для этого берут две доски одинаковой длины и соединяют их концы, вбивая гвоздь. Получилось шарнирное соединение. Чтобы гвоздь не вылетел, его загибают.

Поднявшись на леса со стороны главного фасада, свободные концы поставленных вертикально досок разводят в стороны и опирают на углы сруба так, чтобы образовался равнобедренный треугольник. Поднимая или опуская доски, смотрят — красиво ли будет выглядеть дом с такой крышей. Выбрав нужный угол скатов, на досках делают отметки, отступая от краев верхних бревен на одну треть их толщины. Так определяют предполагаемую длину стропил.

Когда ширина дома небольшая, стропильные ноги опирают непосредственно на верхние бревна продольных стен — мауэрлаты. Название это пришло на север не так давно. В мауэрлатах на одинаковом расстоянии делаются гнезда одного размера — в них будут устанавливаться стропила (быки). Их шаг зависит от выбора обрешетки на кровле. Обычно пользуются следующим правилом: расстояния между стропилами тем меньше, чем больше вес обрешетки и самой кровли. Если обрешетка сделана из решетин, или, как их еще называют, слег, то интервал между стропилами может быть до двух метров и более (в зависимости от количества и диаметра бревен-решетин). Если же обрешетка дощатая, под дранку, например, то промежутки между быками будут значительно меньше двух метров.

Теперь замеряем расстояние между противоположными гнездами под опоры —это есть расстояние между подошвами одного быка. Приступаем к изготовлению шаблона быка из досок, соединенных шарнирно. На равном месте раздвигаем их концы на нужную длину, равную измеренному расстоянию между гнездами, и закрепляем перекладиной. По этому шаблону будут делаться быки на весь сруб. Под вершину угла и концы досок подкладываем короткие бревна (можно чурочки) — к ним каждый раз станем крепить соответствующие элементы стропильной конструкции. На место шаблона помещаем два бревна (будущие стропильные ноги) вершинами одно на другое — комли разведены. Сверху накладываем шаблон. Совмещаем с ним бревна и закрепляем их скобами. Карандашом отмечается на них место соединения. Здесь важно подобрать скобу нужного сечения — если она окажется слишком толстой, то будет колоть заготовки. Тонкие же концы скобы вынимаются с трудом. По отметкам делаем запилы глубиной до середины бревна. Скалываем эти участки и зачищаем. Такое соединение называется «в полбревна». Сшивается оно деревянным стержнем — коксом уже на крыше во время установки стропил. Отверстие для кокса (около трех сантиметров в. диаметре) предварительно просверливается на земле. Для этой цели пользуются самодельным инструментом — напарией, представляющей собой металлическое сверло с шурупом на конце, который ровно ввинчивается в дерево и задает верное направление отверстию. При работе на напарию давят сверху вниз, вращая за деревянную рукоятку.

Коксы делают из плотных пород древесины — чаще всего из березы. Деревья для них специально не рубили, а использовали те, что были спилены при расчистке сенокосов и кромок полей. Чурочки заготавливают заранее. Длина их — 50—60 сантиметров, а диаметр не менее 10 сантиметров — у березы малого диаметра древесина худшего качества. Чурочки колют вдоль волокон по середине, и заготовки складывают костерком для просушки. Коксы имеют квадратное сечение с небольшим сужением к концам. Утолщение приходится на середину — рабочее место в конструкции. Коксы как гвозди скрепляют стропильные ноги между собой. Один конец стержня заостряется — тогда он плотно входит в круглое отверстие. Острие, прошедшее соединение насквозь, спиливается. Разбитый конец, по которому приходились удары, тоже спиливают заподлицо или срубают топором.

Длина стропильной ноги нам известна — она отмечена на досках шаблона. По этой отметке отпиливаем излишки бревна. Берем другой шаблон — боковой, соответствующий форме и размерам гнезда в мауэрлате. Очертив его на стесанной боковой поверхности стропильной ноги, при помощи ножовки и топора придаем ей нужную форму.

В доме большой ширины, чтобы стропила не прогибались под тяжестью снега и самих кровельных конструкций (обрешетки, теса или драни), по их середине врезается горизонтальный элемент — ригель, соединяющий обе ноги. На обоих стропилах — бревнах делаем затесы с боков, куда прикладываем ригель, также затесанный на концах. На стропилах отчеркиваем нижние кромки ригеля. Поворачиваем ригель на сто восемьдесят градусов и крепим скобами. На обоих его концах пропиливаем бревно до середины и скалываем ненужное. Нижнюю кромку оставляем без изменения, а верхние немного затесываем. Соединение будет работать, как «ласточкин хвост» и нужно для прочности всей стропильной рамы. Вновь переворачиваем ригель, совмещая прямую кромку с нижней чертой на стропильной ноге. И на ней прочерчиваем только что затесанную верхнюю кромку ригеля. Опять снимаем его, делаем запилы в стропилах глубиной на треть диаметра бревна и лишнее выбираем топором и стамеской. Укладываем ригель на место. Просверливаем напарией сквозные отверстия. Коксы будем вбивать уже на крыше. На всех элементах помечаем номер стропильной фермы, чтобы облегчить поиск деталей при сборке. Если работников мало, удобнее предварительно заготовить все фермы на земле.

Итак, разбираем готовую конструкцию, освобождая место для заготовки остальных ферм (быков). Готовые части складываем по элементам и по порядку в штабеля. Некоторые глубоко верующие мастера вырубали на каком-нибудь элементе стропил криптограммы — закодированные в нескольких одинаковых буквах, обычно начальных, слова заговора от пожаров и других несчастий. К примеру: ДДДД (Д — дерево, Д — добро, Д — досада, Д — дьяволу) или ББББ (Бич Божий Биет Бесы).

Последовательно установленные на место быки временно крепят между собой обрешетинами или короткими обрезками досок. Правда, если соединения выполнены точно, быки стоят без поддержки. Обрешетины устанавливают лыской вверх. Крыша, естественно, должна быть ровной Для этого следят, чтобы верхние кромки обрешетины находились в одной плоскости. Там, где кромки выступают, обрешетины подрубают в местах опоры на быки, под западающие — подкладывают клинышки: «клин — плотнику товарищ». На безгвоздевой крыше обрешетины крепят клиньями, вбивая их в стропильные ноги. Клинья не позволяют им скатываться — и только.

Удерживаются же решетины самцами-бревнами фронтонов. Их концы выпускаются за фронтон на длину вылета карниза. Если его предполагают сделать большим (козырек крыши иногда достигает полутора-двух метров), то за фронтоном на внешней стороне сруба стропила устанавливаются в гнезда, сделанные на консольном вылете мауэрлата.

Сам фронтон рубится как продолжение стены, повторяя очертание крыши. В Мезени фронтон называют скосками. Самцы, или посомы-бревна фронтона, последовательно прижимают врубленные в них решетины. Самая верхняя решетина — самая главная, называется «князьком» или «князевой» слегой. Она удерживается рогатками, образованными концами стропил в коньке. На безгвоздевой крыше используют решетины во всю длину дома — они должны быть зажаты с обеих сторон. Когда князек лег на свое место, можно перевести дух — это повод для радости и застолья. Укладкой князька можно похвастаться детишкам, не грех похвалиться и перед взрослыми, ведь бытует в деревне поговорка: «не говори, что делал, а говори, что сделал».

Стропила для дома большой ширины, пятистенка или шестистенка, готовятся в той же последовательности. Только стропильные ноги в этом случае опираются не в мауэрлаты, а в пазы, выполненные на концах длинных (на всю ширину дома) бревен — переводов. Если расстояние от стены до стены слишком большое, переводы делают составные, но с хорошим соединением — замком, чтобы половинки не растаскивало под действием распора от быков. Для прочности накладки в замке делают из таких же бревен, что и перевода. Их соединяют с переводой коваными стержнями. Отверстия для них просверливают напарией. Поскольку ширина дома большая, то у стропил, чтобы предупредить их прогибание, делают подпорные рамы по середине длины ската.

При установке переводов отсутствие перекрытия усложняет работу — ведь надо комель бревна положить на одну стену, а вершину перевести на противоположную. Наличие лесов упрощает дело.

Конструкции покрытий с опорой на переводы предпочтительнее и раньше применялись чаще, ибо дом — это не просто сруб, а целый комплекс многочисленных помещений, изб, клетей, открытых пространств (где нет чердачных перекрытий), объединенных одной крышей или даже несколькими на разных уровнях. Так, зимняя изба, в отличие от летней, имеет небольшой подклет, потолок в ней ниже, а крыша зимовки чаще перекрыта лабазом (односкатная). Благодаря этому меньше теряется тепла.

Устройство крыши с быками, упирающимися в мауэрлаты, требует от плотников большого мастерства и старательности. Сегодня все чаще даже на небольших домах стропила устанавливают на переводы — так надежнее.
Обрешетка из решетин идет под тесовую кровлю и кровлю из ломовых досок. А вот под покрытие из дранки предпочтительнее делать сплошную обрешетку из досок — карту. Впрочем, картой часто называют и поверхность одного ската крыши, и первый ряд тесовой кровли. Покрытию в два слоя тесом удивлялись: «У какой богатый! В карту крыто…»

При работе на большой высоте появляются мысли благородные, высокие — ведь с крыши небо ближе. И кто знает, может быть, именно какому-то плотнику пришли в голову эти красивые образы, что живут в народе: «небо — риза Господня, небеса — престол его, земля — подножие», «небо — терем божий, звезды — окна, из которых вылетают ангелы». Добрый хозяин не забудет сделать круглые отверстия в стене под карнизом с полочками для голубей: считается — та кровля, под которой голуби водятся, не горит.

Повсеместно на севере под крышей с главного фасада над летней избой устраивали комнатку — светелку. В летнюю пору там ночевали старшие дочери. Рубилась светелка одновременно с фронтоном и установкой решетин. Кроме лавок, в ней не было мебели. Потолок низкий, под женский рост, так что мужчина, заходя в нее, склоняет голову. Две продольные стены светелки служат опорой для нескольких стропил. Поднимаются наверх с повети (из холодного коридора) по приставной лестнице. На фронтоне мастер-умелец непременно оставлял дату постройки дома.

Так как быки упираются в мауэрлаты или концы переводов, то для образования карнизов-свесов крыши вдоль стен устанавливаются курицы — продолжение стропильных ног. Была примета: коль «курица и конь на крыше — в избе тише». Курицами называют крючковатые деревянные кронштейны, удерживающие водометы или потоки (так называют сделанные из бревен желоба, по которым с кровли стекает вода). Материал для них выбирают специально. Надо походить по лесу, поискать кокоры (кривые деревья) с загнутыми под прямым углом стволами. На большой дом их надо не меньше двадцати штук. Крючок вырезают в виде курочки с острым клювом и гордо выпяченной грудкой. Одна курочка отличается от другой не только очертаниями, но и незатейливой треугольной или квадратной выбоиной, простейшим геометрическим рисунком. Эти курочки и поддерживают водометы. Другой конец крючка-курочки заведен под решетину и цепляется за нее зарубкой. Опорой служит верхнее бревно стены. Сначала устанавливают самые крайние курицы. Одна из них должна быть ниже другой — для уклона водостока вдоль сруба. А если на большом доме скат очень длинный, то крайние курицы ставят ниже средних. В середине карниза делают перелом линии, чтоб вода от центра устремлялась к краям кровли. Глядя на такой дом с большого расстояния, кажется, что он как бы распахнул крылья. Такая красивая пропорциональная крыша сооружена, например, на доме крестьянина Сергина из деревни Мун-озеро Медвежьегорского района в Карелии.

Положение каждой курицы устанавливают прицельным взглядом от края крыши: подчиняясь командам «ниже — выше», один из строителей передвигает очередную деталь до тех пор, пока не будет найдено нужное положение. Можно пользоваться веревкой, но на большом расстоянии она провиснет.

Теперь самое время положить на места водометы, да начать покрывать крышу тесом… Но об этом в разделе «Кровля».

ПОЛ

(пропуск — не было первой страницы журнала)

Зная, что со временем бревна высыхают (обычно усушка составляет 2—3% толщины бревна), уплотняется мох в пазах и весь дом оседает, то оставляют зазор над оконной коробкой 6—7 сантиметров, а над дверями — чуть больше. В проемы легче подавать материал с улицы, и света стало в помещении больше.

Уровень перекрытия в свое время мы определяли по месту. Обычно в избе-зимовке балки перекрытия врублены между 3—4 или 4—5 венцами. А в летней избе уровень перекрытия зависит от уклона площадки, выбранной для строительства, и от желания хозяев сделать подклеты выше или ниже.

Так или иначе, но в нашем доме балки уже поставлены при возведении стен. Они направлены вдоль короткой стены, чтобы плахи пола соответственно легли вдоль длинной. Чем меньше расстояние между балками, тем больше прочность перекрытия. Обычно при длине дома в шесть метров укладывают три балки. За счет точной подгонки они просто лежат в своих гнездах и ничем не крепятся. Балки перекрытия у стен не устанавливают, а в бревнах торцовых стен вырубаются полочки глубиной сантиметров семь по всей ширине сруба, на них и будут опираться концы половых досок. У каждой из балок сверху сделаны «лыски» — по всей длине ровный затес на одном уровне. На этот затес будут ложиться плахи черного или чистого пола.

Чтобы в доме было тепло, устраивается черный пол. Изнутри по периметру засыпают первый венец сухой землей, беря ее тут же, из середины избы. Образовавшаяся яма будет использоваться потом как подполье для хранения продуктов. Обычно там очень низко и ходить можно только, как говорят, «согнувшись в три погибели». Попадают в подполье через люк в шолнуше — кухоньке перед печкой, спускаясь по маленькой приставной лесенке.

Перед устройством черного пола надо еще позаботиться о фундаменте под печь. Если решено его делать на столбах, то под них укладываем плоские камни — башмаки. Площадь каждого должна быть не менее четверти квадратного метра. Под столбы прорубаются дыры в черном и чистом полах. Сами столбы могут быть поставлены, когда уже настлан чистый пол. Если решено устанавливать печь на ряж из бревен, то его рубят такой высоты, чтоб плахи чистого пола ровно легли на него. О самом же фундаменте под печь необходимо говорить отдельно.

Плахи, приготовленные для черного пола, ровно отесываем по черте, оставленной зольной бечевкой. Чтобы в полу не было щелей, кромки тешут под углом к плоскости доски. Во время укладки и сплачивания плах волокна в местах касания сминаются, и соединения получаются довольно плотные.

Плахи черного пола укладываются вплотную друг к дружке горбами вверх. Перекрытия обычно набирают от краев к середке. Центральная доска вставляется последней. Она вбивается обычно втугую. Потому и называется «расколотка». Гвозди ни при устройстве перекрытия, ни на настилке чистого пола не применяются. Крепление деталей гвоздями раньше считалось признаком плохой работы. Все делается одним топором. Недаром мужики поговаривали: «кабы бог не дал топора, так бы топиться давно пора».

Богатый человек сделает утепление по накату войлоком, зальет тонким слоем глины всю его поверхность, сверху насыплет просеянной земли. Она должна быть обязательно сухая, чтобы конструкции не натянули в себя влаги. Большинство же северян обходилось при утеплении перекрытий без войлока. Просто заливали пазы между плахами глиной и засыпали просеянной землей или речным обыкновенным песком. Засыпка доходила почти до самого чистого пола.

Нередко черного пола вообще не делали даже в зимних избах, так как тепла в домах доставало даже на севере Вологодской области и юге Архангельской. О других районах ничего не могу сказать — не знаю. А вот в летней избе точно не делали теплого перекрытия нигде. За исключением тех случаев, когда в ней жила семья старшего сына.

Перед укладкой чистого пола проверяем — на одном ли уровне находятся верхние отесанные края балок. Берем обрезную доску, предварительно «стрельнув глазом» (приложившись глазом с торца) — ровная ли. Опиливаем ее по длине комнаты. Устанавливаем на ребро и смотрим — везде ли доска касается балок. Отмечаем неровности, сдвигаем доску и топором снимаем выступающие участки (лучше, когда выступающие, так как в противном случае приходится подкладывать клинышки).

Плахи для чистого пола отличного качества: сухие, ровные, легкие и поют при ударе всем нутром. Края отесаны по линии, отбитой зольной веревкой. Опиливаем плахи по длине помещения на улице у штабеля. Заносим последовательно. Как уже отмечалось, половые доски располагаются вдоль длинной стороны избы и в направлении света, падающего из окон. Укладываем их горбушей книзу. В местах опирания на балки «подлапливаем» — делаем ровные горизонтальные затесы, чтобы пол был ровный сверху, а плахи не качались на дуге горбуши. Если вдруг стесали больше, то подкладываем клинышек соответствующей толщины. Очень важно, чтобы половицы не плясали — не выступали по высоте одна относительно другой.

Укладываем плахи от краев к центру избы, чтобы последней уложенной плахой была центральная — расколотка. Ее ширину узнаем только спустя две недели после расклинки и окончательного высыхания пола.

Итак, уложили с краев избы по нескольку плах — столько, чтобы удобно было работать. Сплотили их ударами или просто руками как можно плотнее. Наверняка остались щели. Обычной ручной пилой, не расслабляя сплотки, пропиливаем по шву по всей длине досок, снимая таким образом все неровности. Так поступаем со всеми швами. Сплачиваем снова. Отмечаем места для шипов карандашом или тюкая топором. Такие метки делаем на всех плахах в шахматном порядке на расстоянии полтора — два метра одна от другой. Поочередно поднимая на ребро половицы, в отмеченных местах долотом выдалбливаем гнезда под заготовленные шипы. Обычно их делают из того же дерева, что и плахи, обязательно хорошенько высушив. Вставляем шипы. Набираем пол до тех пор, пока не останется места, чтобы положить еще одну доску.

Заготавливаем березовые клинья длиной по полметра, количеством в два раза больше, чем число балок. Столько же берем и коротких досок. Их подкладываем под клинья, чтобы не помять края плах. Наибольшая ширина двух сложенных вместе клиньев должна быть больше оставленного промежутка между плахами. Тогда есть запас на уплотнение. Забиваем парные клинья один навстречу другому в одной плоскости с полом, расположив их над каждой балкой. Напомню: обязательно между клиньями и плахами должны быть проложены упорные доски.

Забиваем клинья до тех пор, пока не почувствуем отдачу при ударе. Клинья дальше не идут. В таком положении оставляем нашу работу. Приходим через день-два подбивать клинья — и так в течение двух недель. Доски постоянно усыхают, и клинья под ударами поддаются, плахи сплачиваются все теснее. К концу второй недели наших стараний пол предельно уплотнен. Зазоры между половицами практически исчезают. Видите, как все интересно получается: прежде две недели уходило только на уплотнение пола, а сейчас шабашники гордятся, беря пример у советской потогонной системы — «вот, мол, дом срубили за неделю!» Ну и что? Дедушки наши пол уплотняли долго и наслаждались при этом каждым мгновением Бытия.

Приятно смотреть на только что настланный пол. Помещение приобрело вид жилого. Вспоминаются слова французского путешественника Жана Соважа из Дьеппа, который писал четыреста лет назад: «Хотя у русских все орудия состоят в одних топорах, но ни один архитектор не сделает лучше, чем они делают… нет ни гвоздей, ни крючьев, но все так хорошо сделано, что нечего похулить».

Настланный пол острагивают рубанком — «стружком». Он большого размера и имеет четыре ручки с боков, чтоб работать вдвоем. Строгают пол, стоя на коленях лицом друг к другу. Работа не из легких. Пока закончишь — сойдет семь потов. Прежде часто говорили: «работа до седьмого пота, а иначе какая это работа!» Но после острожки поверхность «хоть языком лижи — не занозишь». Впоследствии все строганые поверхности в избе (за исключением мебели) мылись несколько раз в год с дресвой — измельченным в порошок гранитным камнем. Получали ее, раскаляя и охлаждая глыбы особой структуры (раньше знали, какие камни идут на каменку, какие на стирку, какие на дресву). Мыли полы и строганые стены с полками и полицами к большим праздникам: перед Пасхой — весной, перед трудовым сезоном, и к Покровам — осенью, перед тихой, спокойной и мудрой зимой, которую, кстати, величали матушкой. Зимой хоть немного было времени оглядеться…

Однако полы строгали после отделочных работ, после установки печей.

Чердачное перекрытие на нашем доме уже есть, но мы в свое время обошли его описанием. Начнем с того, что потолочные плахи или бревна располагаются так же, как доски пола. Чтоб меньше было теней на потолке и светлее в помещении. Потолочные плахи набираются так же, как и половые, но располагаются ровной стороной внутрь помещения, горбами к крыше. Перед установкой они тщательно острагиваются с одной стороны. Опираются потолочные доски на полки, вырубленные по всему периметру сруба на уровне матицы. Напомним: матица — это балка, расположенная посередине помещения. Врублена в продольные стены соединением ласточкин хвост впотай, поэтому удерживает стены от раздвигания. Все плахи перекрытия опираются на нее. Она не дает им прогибаться. Поэтому ее и называют матицей (мамой). Большее число потолочных балок стали делать позднее в некоторых местах. Но от этого в помещении становится темнее. И еще один совет: надо не забыть угостить плотников особо, как дошли до матицы — это традиция.

Когда размечаем места под шипы, не забываем про отверстие для печной трубы. Здесь в одной или двух плахах придется выпилить по куску. Поэтому концы досок зависнут. Их удержат, однако, не только шипы, но и две поперечные короткие доски, прибитые к соседним плахам.

Утепляем чердачное перекрытие так же, как и черный пол: швы заливаем глиняным раствором (пропорция глины с речным песком — 1:1). Затем засыпаем чердак просеянной землей или сухим песком. Слой земли может быть толщиной до двадцати сантиметров — только теплее будет в помещении. А песок тяжелей, его можно насыпать поменьше.

Теперь изба у нас сверху и снизу утеплена. Осталось прирубить оконные и дверные коробки, поставить столярку, остеклить и много еще чего, но это значительно меньше по сравнению с тем, что уже сделано, хотя требует большого умения (о чем мы расскажем в следующих выпусках).

На новых домах завалинки не требовалось. Напротив, считалось — от нее бревна будут гнить быстрее. Ее устраивали на старых зимних избах, когда венцы дряхлели. Ведь зимовки располагали с западной стороны дома. А с восточной — всегда летняя изба. С самого утра и почти весь день солнце лижет ее стены. Если прошел дождь, то влага тут же высыхает. К тому же в летних избах нет таких плотных непродуваемых соединений, из подклета видна улица, в полу, как бы его плотно ни уложили, в конце концов появляются щели, двери не утепляются. Поэтому постоянно проветриваемое и обогреваемое солнцем помещение сохраняется значительно дольше. Стены же зимовки ветшают быстрее. Если замена нижнего венца приходится хозяину не ко времени, швы между ветхими бревнами замазывают специальным составом из глины со ржаной мукой — для вязкости. А когда бревна уже не держат тепла и из-под пола тянет холодком, то делают завалинку. Это деревянный короб с улицы, высотой от земли до уровня чуть выше пола, набитый утеплителем.

Как ее делают? На расстоянии сорока сантиметров от стены по всему периметру дома забиваем осиновые колья. Важно, чтобы они прочно стояли. Опиливаем концы ровно на одном уровне. Чтобы столбики стояли надежно, крепим их к стене дома поперечными деревянными планками, с уклоном на улицу. Располагая горизонтально, начинаем прибивать снизу доски. Полость внутри заполняем кострицей (тем, что остается после обработки льна) или соломой. Нынче, когда появился в деревнях шлак, пользуются для утепления и им.

Об остальном поговорим позже. Успехов в работе!

ОКНА И ДВЕРИ

Не то дорого, что красного золота, а то дорого, что мастера доброго. (Народная пословица)

Недостает в нашем доме окон и дверей, не поставлено крыльцо. Нет украшений на фасадах. Однако всему свое время. Зато как хорошо прохаживаться по только что настланному полу! Половицы широкие, белые и желтые. Пахнет деревом и смолой, ощутим неповторимый аромат мха в стенах.

Прикинем: как будет выглядеть изба внутри? По периметру в свободных от мебели местах по обычаю устраивают лавки, над ними на высоте чуть больше человеческого роста полицы — широкие с фигурными кромками полки. Участок стены между лавками и полицами вытесывается. Делаем здесь топором зарубы во всех бревнах. Расстояние между ними может быть 30—40 сантиметров или поменьше, если древесина крепкая и нелегко колется. Глубину зарубов определяем на глаз — так, чтобы их края не доходили немного до швов между бревнами. А затем скалываем «коробки» (коробка — горбушка бревна между зарубами) топором с кривым топорищем.

Кривое топорище нужно для того, чтобы во время отески стен не обивать, не царапать руки. Оно изготавливается каждым мастером для себя. Важны его длина и особенно кривизна, иначе будет или неудобно работать, или опасно. Делают такое топорище, как и обычное, из березы.

Срубая первые коробки, присматриваемся, в какую сторону лучше скалывается древесина, и тогда на каждом бревне удаляем излишки, действуя топором в нужном направлении. Не дай бог где-то сколется больше, чем надо. Так и будет эта выщерблина торчать на глазах у многих поколений.

В углах коробки не срубаются — места эти вытесываем по дуге — так, как удобней подступиться. Темнота не скапливается по таким углам, свет живет там.
Убрав коробки, тщательно отесываем бревна, по возможности делая их ровными, как поверхность воды в тихом пруду.

Отделка — дело тонкое, тут глаз да глаз нужен. Рубанком выстрагиваем всю поверхность, окончательно доводя ее до ума. Острый нож так и попискивает от удовольствия: «бзы-ык, бзы-ык»… Строганная поверхность со временем становится все более привлекательной и даже в столетнем доме излучает густой янтарный свет. Ежегодно к большим праздникам по два и более раза в год, как мы уже писали, стены и мебель тщательно мыли.

Выгребаем стружку, она сгодится на растопку. Из коробок ничего дельного не выйдет, они прекрасно пойдут на дрова.

Дверные и оконные коробки с дверными полотнами и оконными переплетами в основном заказывают столяру, так как для этих работ необходимы специальные инструменты и приспособления. Но при желании и старании можно сделать и самому.

Оконные проемы у нас выпилены с учетом шипов, которые удерживают коробки в проеме. Сами же коробки при такой конструкции выполняют роль элементов жесткости, не давая стенам выпучиваться.

Процесс установки коробок на место называется прирубкой косяков. Название косяка — боковой части коробки возникло, видимо, в прошлом из-за способа его соединения с верхней частью коробки накосую. Или оттого, что внутренняя его поверхность скошена в сторону помещения.

Соединение накосую элементов дверных коробок встречается в постройках XVI — XVIII веков. Например, в северной часовне Лазаря на Кижах. В деревнях же в настоящее время делают коробки с прямыми соединениями. Они проще в изготовлении и установке.

Итак, прирубаем косяки. Замеряем паз в вертикальных элементах коробки — такой толщины должен быть шип в стене. На торцах бревен, подходящих к проему, отмечаем ширину, а со стороны помещения и с улицы — длину шипа. Вырубаем шип очень острым топором, постоянно поправляя его точильным бруском. Шип должен быть строго вертикальным — чтобы потом в коробку точно вошла оконная рама. Поэтому тщательно проверяем положение шипа с помощью отвеса. Желательно, чтоб коробка своим пазом более-менее жестко надевались на шип. От этого зависит прочность проемов. Так же делаем шип для второго косяка.

Коробка обычно врубается в нижнее бревно стены на половину или на треть его толщины. Проверяем горизонтальность нижней плоскости опирания. Подчищаем ее. С обоих концов нижней части коробки — подоконной доски выбраны пазы, и чтобы вставить ее, приходится сначала расположить ее по диагонали проема. Если доска подогнана хорошо, то плотно ляжет на место под своей тяжестью. Предварительно под нее подкладывается береста. Дальше ставим на свои места боковые части коробки. Пазы при этом прокладываем мхом. Поэтому, вероятно, придется постучать топором, загоняя шип в паз до упора.

Шип сделан не до самого верха проема, а только чуть выступает из-за боковушек-косяков. Это свободное пространство и позволяет установить последнюю верхнюю часть коробки. И когда она легла на место, должен остаться промежуток 6—7 сантиметров между нею и затесом на верхнем бревне. Надо учитывать, что метр стены по высоте через год после постройки осядет на три сантиметра за счет высыхания дерева и уплотнения мха в пазах. Поэтому в зависимости от размеров проема оставляют зазор над коробкой. Кстати, никогда не следует обшивать дом, не дав ему выстояться. Промежуток между коробкой и верхним бревном затыкается куделей с кострицей, ветошью или паклей. Хотя паклю выделывают давно, на домах ее не использовали, так как она быстро гниет.

Нижняя часть коробки, она же подоконная доска — шириной обычно около 30 сантиметров. Ширина же остальных элементов коробки — чуть больше толщины стены. Сечение косяков — прямоугольное, с большой фаской — откосом от середины толщины (в сторону помещения). По внутреннему периметру коробки сделаны небольшие четверти — прямоугольные выступы. В них упираются рамы снаружи и изнутри (если это зимовка, где так называемое двойное остекление, то есть двойные рамы для тепла). В летней избе — только по одной раме, чтоб не было жарко. Форточек прежде не делали. Проветривали помещение, открыв дверь. В некоторых летних избах в одном проеме оставляли небольшой зазор (около двух сантиметров) между рамой и подоконной доской. Обычно оно заткнуто тряпицей. Видимо, не так давно двустворчатые рамы стали подвешивать к коробке на петлях.

В оконных рамах принято делать пять стекол. Верхнее — во всю ширину окна. Оно занимает треть его площади. Два нижних, совсем небольших, называют «подлисточками».

Брусок нижней обвязки внутренней рамы делается значительно шире других, так как в нем со стороны комнаты сделан лоток для сбора влаги. С улицы внизу на раме выбирают канавки — капельник, чтоб предохранять коробку от намокания. Если рамы двустворчатые, то запирают их на крючок снизу и сверху.

Стекла раньше вставляли в пазы, сделанные в горбыльках (переплетах) рамы одновременно с ее сборкой. А если вдруг стекло разбивалось, что было большой редкостью в деревне, то раму в любом месте разбирали, так как все в ней подгонялось исключительно точно. Стоило только вытащить по паре коксов из углов, раздвинуть элементы рамы и вставить новое стекло.

Поверхность переплетов делают для красоты фигурной. Для этого используют рубанок-калёвку с основанием и ножом подходящего профиля. На коробке со стороны помещения тоже есть незатейливый рисунок. Наличники изнутри не делали — стремились как можно меньше применять дробных деталей, а благодаря плотному соединению шипа в стене и паза в коробке тепло не уходило. Лишь небольшая доска над коробкой со стороны помещения прикрывала усадочный зазор.

Окна на главном фасаде с фронтоном, смотрящие на улицу, стремились обязательно украсить наличниками. Повторяющихся рисунков в одной деревне просто не было. Очень красивые наличники я видел, например, на доме крестьянина Ошевнева на острове Кижи. Их верхняя часть служит еще и карнизом, предохраняющим раму и коробку от дождя. Боковые же наличники, кроме того, что предохраняют окна от продувания, используются в некоторых местах как ставни.

К прирубке дверных косяков особые требования. Шипы должны быть особенно точно подогнаны по размеру пазов в коробке, так как двери достаточно массивны и при закрывании оказывает, сильное воздействие на нее. Неточная подгонка сразу выявится. Косяки начнут «хлябать», мох вывалится, и через щели будет проникать холодный воздух. Помимо же шипов, иного крепления к стене у коробки, нет. Порядок установки ее такой же, как оконной.

Иногда дверные коробки называют колодами из-за массивности. Для них специально выбираются толстые бревна, из которых вытесывают четырехкантные брусья. Нижняя часть колоды — порог. Под него при установке закладывали косу: считалось, будто она предохраняет от заговора и сглаза. Порог возвышается над полом сантиметров на тридцать, преграждает путь холодному воздуху из сеней, который, как известно, стелется по полу. По высоте дверной проем ниже среднего человеческого роста — когда заходишь, приходится склонять голову. Тут и шапку поневоле снимешь, чтоб не упала. Ширина же дверного проема — немалая. Обыкновенно недолгий гость присаживался на порог вместо лавки, и если кто-то входил в это время в избу, вставать сидящему не приходилось — он лишь отклонялся чуть в сторону.

Дверное полотно набирается из обрезных досок толщиной 5—6 сантиметров. Сшивается оно двумя деревянными клиновидными шпонками трапециевидного сечения, расположенными на расстоянии чуть меньше 1/3, длины полотна от краев. Пользуясь стамеской и пилой, в каждой доске делаем трапециевидные пазы с более широким основанием. В них забиваем приготовленные шпонки. Такие двери очень прочны.

Прибиваем к двери два кованых навеса. В колоды вгоняются подставы с ершистыми штырями. На них навешиваем дверное полотно гладкой стороной в горницу, шпонками в сени.

Чтоб было тепло, утепляем внешнюю сторону двери. Льняную кудель расстилаем ровным и плотным слоем по ее поверхности. Накрываем материей и прижимаем черемуховыми прутками, расколотыми вдоль посередине. Такую обноску прутками-горбыльками пускаем по всему периметру. А посередине можно сделать два-три креста по диагонали. Хороша для этой цели именно черемуха — она не колется, когда забиваешь гвозди, а ее густо коричневая глянцевая кора в мелкую белую крапинку красива. Потому прибивают горбыльки, не окаривая. Со временем их поверхность как будто костенеет и глянцевеет, становится благородной. Для праздничности входную дверь в Мезени украшают гроздьями рябины.

Внутри помещения коробка расположена заподлицо со стеной. Щель закрываем наличником, — широкой без рисунка доской.

Стоит сказать также об инструментах и приспособлениях, которыми пользуются столяры при описанных работах. Рейсмус служит для перенесения размеров с одних деталей на другие. Он пришел, видимо, к нам из Европы, судя по названию. Сделан рейсмус из дерева. Из металла в нем только шпилька, прочерчивающая ровную царапину на расстоянии, ограниченном колодкой, которая может свободно перемещаться по бруску небольшого сечения. Колодка крепится к бруску винтом. Никаких делений на рейсмусе нет.

Стусло — шаблон для перепиливания досок под разными углами. Применяется столярами при изготовлении соединений оконных рам.

Металлическая заправка пил позволяет разводить зубья пилы в разные стороны поочередно. Правильная разводка облегчает и ускоряет работу.

Наконец, не грех и передохнуть. Следующее дело ждет нас на улице. Как раз тепло станет, земля отойдет. Можно будет вкапывать столбы крыльца — не все же время по трапу в дом подниматься. А до тех пор есть время подумать, как украсить дом и крыльцо: подбирать рисунки причелин, полотенец. Это, конечно, промеж основных забот по хозяйству. Так что пока разговоров достаточно.

Доброго здоровья тебе, читатель.

КРЫЛЬЦО И ГУЛЬБИЩЕ

Коли груба работа, не скрасит и позолота (Народная пословица)

У нас готовы рундук и лестница. Но дел на крыльце еще много. Предстоит соорудить ограждение и кровлю.

Заготавливаем четыре столба квадратного сечения с шипами сверху и снизу. Это угловые стойки-колонны. Потребуются два столбика покороче, меньшего сечения — на промежуточные опоры (от перил до верхней обвязки). Столбы лучше сделать без рисунка, то есть без резьбы. Иначе крыльцо получится «пестрым». Для украшения можно вырезать «гнутые» ромбики в горизонтальных досках ограждения и сделать арочные подзоры. Подзоры — это резные или гладкие доски, обрамляющие сверху открытые площадки колоколен, крылец, навесов. Они предохраняют в какой-то мере от ветра и дождя со снегом, но не мешают обзору.

Выдалбливаем гнезда в углах рамы под стойки. Подбираем доски ограждения. Желательно, если они будут толщиной пять и шириной тридцать сантиметров. В зависимости от толщины и выбранной высоты ограждения в угловых столбах выбираем пазы. Подбираем брусок для перил. Если он достаточно толстый, то на концах его вырезаем шипы. В столбах выдалбливаем под них гнезда. По середке перил делаем гнезда под шипы промежуточных стоек.

Ограждение решаем украсить четырьмя ромбиками. Верхнюю доску под перилами оставляем гладкой, а на двух нижних (всего их получилось три) намечаем ромбики с вогнутыми гранями: половину фигуры на нижней доске и половину — на верхней (высота ромбика равняется примерно ширине доски). Делаем пропилы ножовкой и срубаем лишнее топором.

Готовим доски на подзоры, в верхних концах стоек выдалбливаем для них пазы.
До сборки всех деталей надо побеспокоиться о верхней обвязке. Размер ее точно такой же, как и нижней. Бруски в углах между собой соединяем в полдерева и сшиваем коксами. Надо не забыть выдолбить гнезда под шипы всех стоек.

Начинаем последовательно монтировать заготовленные конструкции. Лучше, если будут делать три человека: двое держат стоики, а третий набирает ограждение. Одну стойку немного отклоняют от вертикали, и доски ограждения вкладывают в пазы. Вертикально ее ставят, когда на место ложится поручень. Временно крепят эту раму подкосам, к примеру, доской полутораметровой длины, а также маленькими клинышками, которые забивают в щели между поручнем и стойками.

В таком же порядке набираем другую сторону. Конструкция стала устойчивой. Ставим промежуточные стойки на поручни.

Теперь можно заняться подзорами. Отмечаем длину досок с учетом паза. Лучше это сделать у основания промежуточной стойки на уровне поручня. Вставляем через верх, с торцов стоек, опиленные по размеру доски подзоров. Теперь можно, отойдя в сторону, решить, какой подойдет рисунок. Так и есть: лучше вписываются арочки. Вначале можно попробовать сделать небольшую дугу, вставить доску и еще раз посмотреть. Если выемка недостаточна, нужно вытесать ее топором поглубже, сняв доску, конечно. Когда после еще одной примерки мы решим, что арочка подошла, остальные доски готовим по этому шаблону.

Чтобы при теске не скалывались треугольные участки, делаем несколько запилов, не доходящих немного до черты. Топор обязательно должен быть острый.

Помещаем доски подзора на место. Ставим четвертую большую стойку. Собираем верхнюю раму и сшиваем соединения коксами.
После всех необходимых подготовительных операций устанавливаем стойки для перил лестничного марша. В верхней, расположенной на рундуке сбоку выбран паз для ограждения. Вставляем туда короткие доски заборки и укладываем короткий поручень. Один его конец вставлен в гнездо в стойке. С другой стороны с торца прикладываем наклонный поручень лестничного марша под необходимым углом. Отмечаем его направление на спиле короткого. Взглянув сверху, отмечаем на нем ширину наклонного поручня. Ножовкой делаем наклонный запил. Скалываем топором по черте с торца и зачищаем сколотую поверхность. Теперь конец короткого поручня крепим длинным гвоздем к стойке, забивая его вертикально.

Укладываем брус наклонного поручня на подготовленное место (располагая параллельно косоуру) и отмечаем на стойке его направление. Готовим на ней шип и гнездо на поручне. Устанавливаем все на место. Вверху срубаем выступающую часть наклонного поручня до уровня короткого и прибиваем. Для верности можно прибить поручень и к нижней стойке. А чтобы она не раскачивалась, следует подпереть ее подкосом, уперев его в нижнюю плаху.
Нижний конец перил не мешало бы закруглить, а сами брусья острогать тщательней остальных поверхностей. Ведь по ним будут скользить нежные руки детей и женщин. При острожке рубанок надо направлять вдоль волокон. Там, где остались неровности, их убирают острым коротким ножом, каким, к примеру, ремонтируют валенки. Лезвие лучше держать перпендикулярно обрабатываемой поверхности и соскабливать задиры движением к себе. Сейчас есть более легкий способ с использованием наждачной бумаги. Сперва шлифуют той, что покрупнее, потом более мелкой. Полируют поверхность пучком сухого болотного хвоща. Если перила сделаны из березы, то со временем вы заметите их превосходные качества — «дело гладко, так и глядеть сладко».

Пришла пора сооружать у крыльца крышу. Это дело нам не в новинку. В данном случае нужна односкатная кровля. «Фронтоны», то есть пространство между верхней обвязкой и скатом заполняем брусками. Выложив их на ровном месте, прочерчиваем линию ската, опиливаем по размеру и стесываем лишнее. Напарией просверливаем отверстия под коксы — по два на брусок. Собираем «фронтоны» наверху. Вырубаем гнезда под жерди или бревна обрешетин — так, чтобы снизу не поддувало. Кровельные доски с нижнего края обопрем о брусок обвязки.
Тесины для кровли опиливаем по размеру, дорожим. На нижних концах досок верхнего ряда для красоты вытесываем так называемые усеченные пики. Вылет карниза получился около полуметра.

Мы соорудили так называемое угловое крыльцо с лестницей, расположенной параллельно стене дома. На севере часто ставили и прямое крыльцо с лестничным маршем, перпендикулярным стене. Односкатная кровля удобнее, когда ход с крыльца ведет прямо на гульбище, что мы и рассчитываем сделать. А на крыльце без гульбища часто устраивают кровлю бочкой, то есть на два ската — один короткий, а второй, над лестничным маршем, значительно длинней. Ее увенчивают охлупнем с гордым коньком (правда, поменьше, чем на самом доме). Делают курицы и водометы, прорезные и накладные причелины. Наше крыльцо тоже следует украсить, но этой теме лучше посвятить отдельный рассказ.

В Мезени встречаются выгнутые кровли, без острых переломов. Хорошо смотрится висячее крыльцо — оно опирается не на столбы, а на «выпуски» — концы балок перекрытия. Такое изумительно легкое, невесомое крыльцо можно увидеть на Успенской церкви в Кондопоге.

На большом доме нередко ставили два крыльца. Одно вело в сени перед летней избой, второе — в сени перед зимовкой. Иначе путь по внутренним переходам был бы слишком долог.

Интересная особенность северного дома — гульбище: галерея, опоясывающая постройку на уровне второго этажа или первого — в доме на высоком подклете. Сбоку гульбище ограждается перилами, над ним часто устраивается навес, который нередко служит продолжением ската крыши и поддерживается резными колонками. Чаще всего гульбище встречается на больших двухэтажных домах Карелии и Обонежья. Образцом в этом плане можно считать галерею на доме Ошевнева, что находится сейчас в музее-заповеднике Кижи.

Конструкция гульбища проста. Оно опирается на концы балок перекрытия, выпущенные в свое время при строительстве. Длина их может быть метр и более. Снизу они подперты подкосами. На пол пойдут доски — такие же, как на крыльце. Торцы балок желательно закрыть резной доской. На концах выпусков по всей длине гульбища следует установить обвязочный брус. К нему удобно крепить на шипах стойки ограждения. Сверху на них ляжет поручень.

Свободное пространство под перилами надо заполнить балясинами. Хорошо смотрятся детали, точенные на токарном станке. Каждая балясина до установки поручня вставлялась вырезанным на ней снизу шипом в гнездо на брусе обвязки. А затем на поручне отмечали места под верхние шипы и тоже выдалбливали гнезда, после чего перила устанавливали окончательно.

Нередко балясник делают из досок. Вытесывают топором одну балясину подходящей формы. Она. служит шаблоном для остальных. По всей длине поручня выбирается под них паз. Установив перила на место, подсовываем последовательно одну за другой готовые доски. Снизу они просто опираются на брус обноски, а после установки всего балясника он укрепляется планкой или бруском небольшого сечения (к примеру, 2×2 сантиметра).

Стойки ограждения можно укрепить подкосами с внешней стороны, если выпуски достаточной длины. В ином случае применяют металлические уголки, прибитые у основания стоек. На таком гульбище могут безопасно гулять маленькие дети.

Теперь осталось совсем немного: украшения навесить, печи сложить, мебель встроить, половики настлать, петуха пустить, гостей созвать — там и до двора руки дойдут. Так что дел хватит и детям, и внукам, и правнукам.

ВНЕШНЯЯ ОТДЕЛКА

На русском Севере в старых деревнях редко встретишь дом без украшений на фасаде, Несмотря на некоторое сходство, в каждой местности свой стиль. Накладная резьба причелин, филенчатые ставни, курицы водостоков, кони или олени с ветвистыми рогами на охлупнях — самое распространенное одеяние построек в Мезени у Полярного круга. Значительно реже можно увидеть и расписной тесаный фронтон с совсем, казалось бы, неуместными здесь львами, павлинами и птицами, очень похожими на тех, что изображены на египетских фресках. Встречается незатейливая геометрическая роспись подшивных карнизов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2022 Родники Белогорья · При копировании материалов с сайта просим указывать первоисточник